Холли поднесла к лицу его старый синий свитер. От этого знакомого запаха внутри у нее все сжалось и сердце захлестнула жгучая боль, В затылок словно вонзились тысячи иголок, в груди встал ком, мешая 13 страница

Холли достала свои последние десять евро. Это все, что ей удалось вытрясти сегодня утром из банкомата, Сзади успела выстроиться огромная очередь, пока она снижала сумму со ста евро до десяти, а банкомат, к ее стыду, каждый раз, когда она вводила цифру, громко пищал, сообщая, что у нее «недостаточно средств». Невероятно, но это все, что у нее осталось. Зато теперь у неё еще больше причин для того, чтобы немедленно приступить к поиску работы.

— Нет, нет, — сказала библиотекарша, возвращая ей деньги. — Заплатите, когда закончите.

Холли посмотрела в дальний угол, где стояли компьютеры. Конечно же они в самом конце, а значит, ей снова придется громко стучать каблуками, шагая через весь зал. Она глубоко вздохнула и отправилась в путь, один за другим минуя ряды столов. Люди за столами выглядели довольно забавно — напоминая костяшки в домино, они поднимали головы один за другим при ее приближении. Добравшись до компьютеров, она обнаружила, что нет ни одной свободной машины. Это было уже слишком — казалось, что все вот-вот начнут смеяться над ней. Она сердито взмахнула руками, словно говоря: «Чего вы таращитесь?» — и они снова погрузились в свои книги.

Стоя в центре зала между рядами столов и компьютерами, вцепившись в свою сумочку, Холли беспомощно оглядывалась по сторонам. И туту нее чуть глаза на лоб не вылезли— за одним из компьютеров сидел Ричард собственной персоной и как ни в чем не бывало что-то набирал. Она неслышно подкралась к нему и похлопала по плечу. От неожиданности он подпрыгнул в кресле.

— Привет, — прошептала она.

— Привет, Холли, ты что здесь делаешь? — неловко проговорил он, словно она застала его за каким-то постыдным занятием.

— Жду компьютер. Я наконец решила поискать работу, — гордо объяснила она. Даже одно упоминание работы позволяло ей почувствовать себя полноценным человеком.

— А, ну ты можешь занять этот.

— Нет-нет, не нужно из-за меня торопиться. — Она смущенно замахала руками.

— Не страшно. Я просто искал кое-какую информацию по своей специальности. — Он поднялся со стула и жестом пригласил ее сесть.

— А почему здесь? — удивленно спросила она. — Что, в Блэкроке ист компьютеров?

Она не имела представления, чем именно Ричард зарабатывает на жизнь, и ей казалось невежливым спрашивать его об этом спустя десять лет. Она только знала, что его работа включает в себя белый халат, лабораторию и цветные жидкости в пробирках. Холли и Джек обычно говорили, что он изобретает секретное зелье, которое навсегда избавит мир от счастья. Ей стало вдруг неловко за эти старые шутки.



— Моя работа заставляет меня быть повсюду, — неловко попытался пошутить он.

— Потише, пожалуйста! — прикрикнула на них библиотекарша. Зрители снова обернулись на Холли.

«Ах, вот как, теперь, значит, мы должны шептаться», — разозлившись, подумала она.

Ричард быстро попрощался с ней, расплатился и бесшумно покинул зал.

Холли уселась за компьютер. Сидящий рядом мужчина странно улыбнулся, глядя па нее. Холли улыбнулась в ответ, взглянула на его экран и быстро отвела взгляд. Похоже, это был какой-то порносайт. Мужчина продолжал смотреть на нее с загадочной улыбкой на лице. Холли постаралась не обращать на него внимания и углубилась в поиск работы.

Через сорок минут она выключила компьютер, подошла к библиотекарше и положила на стол десять евро. Женщина продолжала стучать по клавишам, не обращая внимания на деньги.

— С вас пятнадцать евро. Холли стало нехорошо.

— Вы же сказали пять евро за двадцать минут.

— Да, правильно, — улыбнулась женщина.

— Но я работала всего сорок минут.

— Вы работали сорок четыре минуты, и это засчитывается как еще двадцать минут, — сказала она, ткнув пальцем в монитор.

Холли раскрыла рот от изумления.

— Но это же всего пара минут. Они не стоят пяти евро.

Библиотекарша продолжала невозмутимо улыбаться.

— То есть я должна заплатить? — Холли была потрясена.

— Да, таковы расценки.

Холли понизила голос и наклонилась к женщине:

— Простите, мне очень неловко, но у меня с собой только десять евро. Можно, я зайду сегодня попозже и принесу остальное?

Библиотекарша покачала головой:

— Это не допускается. Нужно заплатить полную сумму.

— Но у меня нет с собой полной суммы! — возразила Холли.

Женщина смотрела на нее ничего не выражающим взглядом.

— Ну ладно, — прошипела Холли, доставая мобильный.

— Извините, здесь нельзя пользоваться телефонами. — Она указала ей на табличку на стене.

Холли сосчитала до пяти, пытаясь не взорваться.

— Если вы не позволите мне позвонить, я не смогу попросить кого-нибудь мне помочь. Если я никому не позвоню, никто не приедет сюда, чтобы привезти денег. Если они не привезут мне денег, я не смогу заплатить вам. Понимаете меня? — Она повысила голос.

Женщина нервно поерзала.

— Можно тогда мне выйти и позвонить с улицы?

Женщина лихорадочно обдумывала дилемму.

— Ну, обычно мы не разрешаем уходить, не расплатившись, но в данном случае, я думаю, можно сделать исключение. — Она улыбнулась и быстро добавила: — Но только в случае, если вы будете стоять прямо перед входом.

— И вы будете меня видеть? — язвительно спросила Холли.

Женщина нервно перелистнула бумаги рядом с компьютером, сделав вид, что ей срочно нужно работать.

Холли вздохнула и побрела к двери, в который раз заставив всех обернуться.

Выйдя за дверь, она задумалась. Кому можно позвонить? Дениз и Шэрон она звонить не хотела. Они бы, конечно, приехали, но нельзя было, чтобы они знали о ее проблемах, особенно сейчас, когда у них так прекрасно идут дела. Она не могла позвонить Киаре, потому что та работала в дневную смену. У Джека были занятия, у Эбби тоже, а Деклан был в колледже.

Она продолжала листать записную книжку, и слезы катились по ее лицу. Большинство этих людей ни разу не звонили ей с тех пор, как умер Джерри. И вот сейчас ей некого попросить о помощи. Она повернулась спиной к библиотекарше, чтобы та не видела, что она плачет. И что же теперь делать? Какая глупая ситуация, звонить кому-то из-за пяти евро. Еще более глупая, учитывая, что звонить совершенно некому. Но нужно что-то придумать, или эта старая дура наверняка вызовет полицию. Она набрала первый номер, пришедший в голову.

— Привет, это Джерри. Оставьте свое сообщение после сигнала, и я свяжусь с вами, как только смогу.

— Джерри, — всхлипнула Холли, — ты так мне нужен…

Полчаса спустя Холли все еще стояла у дверей библиотеки. Библиотекарша внимательно следила за ней, опасаясь, что она сбежит. Холли с ненавистью посмотрела на нее.

— Идиотка, — проворчала она.

Наконец из-за поворота показался мамин автомобиль, и Холли постаралась сделать вид, что все в порядке. Улыбающееся лицо матери за стеклом автомобиля напомнило ей, как мать забирала ее из школы, когда она была ребенком. Это было такое счастье — вот показался знакомый автомобиль, и, значит, еще один ужасный школьный день остался позади. Сейчас Холли снова, как в детстве, ждала мать, чтобы та увезла ее отсюда. До тех пор, пока Холли не познакомилась с Джерри, она ненавидела школу. Он изменил для нее все — они всегда садились вместе, и каждый вечер она с нетерпением ожидала следующего дня, когда сможет снова сесть рядом с ним и кокетничать, а он будет смешить ее, заставляя сердиться учителей. Она всегда смеялась, а он выходил сухим из воды, вовремя делая серьезное лицо.

Год за годом на каждом родительском собрании учителя предупреждали ее родителей, что Джерри плохо на нее влияет. Приходя домой, они всегда хохотали, вспоминая, что им опять наговорили. Они ведь сами видели, как Джерри влиял на нее. Он сделал их дочь счастливой, и пусть она смеялась на уроках — пока это не отражалось на ее оценках, все было хорошо. Они знали, что, если бы не Джерри, Холли проводила бы в школе куда меньше времени.

У Холли снова потекли слезы. Подоспевшая Элизабет испуганно обняла ее.

— Холли, что случилось? — спросила она, гладя ее по голове. По мере того как Холли объясняла, что случилось, она все больше и больше закипала.

— Ладно, дорогая, подожди меня в машине. Сейчас я с ней разберусь.

Так Холли и сделала. Она уселась в машину и включила радио, дожидаясь, пока мама разберется с ее обидчицей.

— Вот корова, — проворчала мать, садясь в машину. Она взглянула на Холли, заплаканную и безжизненно прислонившуюся к окну. — Давай поедем к нам? Посидишь, отдохнешь…

Холли благодарно улыбнулась, и слезинка капнула ей на ладонь. Звук показался ей прекрасным.

Свернувшись рядом с матерью на диване, Холли снова чувствовала себя подростком. Они раньше часто сидели с мамой вот так, делясь друг с другом последними новостями. Вот бы снова поболтать с ней, смеясь, как это было тогда… Мать оторвала ее от этих мыслей.

— Я звонила тебе вчера. Тебя не было дома? — спросила она, отпивая чай.

Ах, этот чай, он всегда творит чудеса. В нем есть ответ на все твои вопросы. Ты хочешь поделиться тайной — и наливаешь чашку чая, тебя уволили — ты наливаешь чашку чая, твой муж говорит, что у него опухоль мозга, — и ты снова наливаешь чашку чая…

— Да, я ужинала с девочками и еще с доброй сотней других незнакомых мне людей. — Холли потерла глаза.

— И как девочки? — ласково спросила Элизабет. Она всегда хорошо находила общий язык с друзьями Холли, ведь они все были милыми людьми, не то что приятели Киары, на которых и смотреть-то было страшно.

Холли глотнула чаю.

— Шэрон беременна, а Дениз выходит замуж, — сказала она, глядя в потолок.

— О, — проговорила Элизабет, не зная, как реагировать, учитывая тон дочери. — И что ты об этом думаешь? — спросила она, ласково убирая волосы с лица Холли.

Холли опустила глаза и попыталась взять себя в руки. Не получилось, плечи задрожали, и она зарыдала, пытаясь спрятать лицо в волосах.

— Холли… — Элизабет поставила чашку на стол и села рядом с дочерью. — Ничего страшного, дорогая. Поплачь…

Холли не могла вымолвить ни слова. И тут дверь распахнулась и раздался вопль Киары:

— МЫ ДО-О-ОО-МА-А-А!

— Отлично, — прошептала Холли, спрятав голову на груди у матери.

— ГДЕ ВСЕ? — кричала Киара, хлопая дверями по всему дому.

— Минутку, дорогая, — сердито откликнулась Элизабет, досадуя, что им с Холли помешали. Давно Холли не была с ней откровенна, с момента похорон она все держала в себе и, видимо, уже не могла сама с этим справиться. Только бы приход Киары не загнал ее обратно в раковину.

— У МЕНЯ НОВОСТИ! — Голос Киары звучал все громче по мере того, как она подходила к гостиной. Мэтыо распахнул дверь, держа Киару на руках. — Мы с Мэтыо возвращаемся в Австралию! — радостно выкрикнула она. И застыла, увидев, что сестра плачет у матери на груди. Она высвободилась из его объятий, выпроводила его из комнаты и тихо закрыла дверь.

— Вот и Киара уезжает, мама! — Холли зарыдала еще сильнее, и Элизабет тоже тихо заплакала, обнимая ее.

Холли допоздна проговорила с матерью обо всем, что накипело у нее на сердце за эти месяцы. И хотя мать очень старалась ее утешить, Холли не стало легче. Она переночевала в гостевой спальне, и утро встретило ее своим будничным безумием. Брат и сестра наперегонки носились по дому, вопя о том, что они опаздывают в колледж и на работу, отец кричал им вслед, чтобы они шевелились, а мать умоляла всех вести себя потише, чтобы не беспокоить Холли. Холли улыбнулась, слушая все это. Жизнь продолжалась, и ничто не могло отгородить се от этой жизни.

Ближе к обеду отец подбросил ее домой и вложил в ладонь чек на пять тысяч евро.

— Папа, я не могу это взять, — проговорила Холли.

— Возьми, — ласково сказал он, отводя се руку. — Позволь нам помочь тебе, дорогая.

— Я отдам вам все до цента. — Она крепко обняла его.

Холли помахала ему вслед и взглянула на чек в своей руке. Гора рухнула у нее с плеч. На эти деньги можно сделать столько всего! Она зашла в кухню и заметила красную лампочку, мигающую на автоответчике. Она нажала на кнопку воспроизведения.

На автоответчике было шесть сообщений.

Первое было от Шэрон, которая спрашивала, все лив порядке, потому что целый день от нес не было известий. Второе — от Дениз, она тоже спрашивала, все ли в порядке, потому что от нее не было известий весь день. Видимо, они сговорились.

Третий звонок был от человека, пытавшегося продать какие-то картины.

Четвертый был от Шэрон, пятый — от Дениз, а на шестом просто повесили трубку. Она стерла все сообщения и побежала наверх переодеться. Еще рано было звонить Шэрон и Дениз. Сначала нужно было привести в порядок свою жизнь, чтобы разговаривать с ними на равных.

Она уселась за компьютер и начала составлять резюме. Уж в этом деле она была настоящая профи, хоть ей и давненько не приходилось ходить на собеседование. А даже если ее позовут па собеседование, кто захочет взять на работу человека, целый год просидевшего дома?

Ей потребовалось два часа, чтобы наконец напечатать что-то более или менее пристойное. То есть на самом деле она была очень горда творением рук своих: судя по резюме, она была по-настоящему умным и опытным человеком. Холли злорадно хмыкнула, подумав о своих будущих работодателях, — уж она постарается внушить им, что перед ними отличный сотрудник. Перечитав резюме, она решила, что и сама взяла бы себя на работу.

Холли переоделась и завела машину, которую наконец снова смогла заправить. Припарковавшись у кадрового агентства, она взглянула в зеркало заднего вида и бодро тряхнула головой. Больше медлить нельзя. Если Джерри велел ей найти работу, значит, она ее найдет.

Глава тридцать вторая

Сидя в плетеном кресле посреди сада, Холли потягивала красное вино и размышляла о таинственном садовнике. Судя по тому, как изменился сад, он должен быть настоящим знатоком своего дела. В воздухе витал восхитительный аромат. Было только восемь вечера, но уже начинало темнеть. Долгие летние вечера остались в прошлом, нужно снова готовиться к зимней спячке.

Сегодня пришли первые известия из кадрового агентства. Поразительно, как быстро они откликнулись. Ее резюме получило массу положительных откликов, и уже на следующей неделе назначены два собеседования. При мысли об этом Холли бросало в жар. Ей никогда не удавалось нормально пройти собеседование, хотя, надо отметить, никогда раньше у нее не было такой решимости получить работу. Сейчас ей совершенно необходимо было занять себя, и она очень хотела попробовать что-то новое. На первое собеседование ее пригласили в редакцию популярного дублинского журнала, где требовался менеджер по рекламе. У нее, конечно, не было опыта, но она готова была учиться — ведь эта работа обещала быть намного интереснее всего, чем она занималась раньше, когда ей приходилось с утра до вечера отвечать на звонки, и ничего больше. Так что это уже был большой шаг вперед…

Второе собеседование назначили в одной из крупнейших ирландских рекламных компаний. Попасть туда у нее не было ни единого шанса. Но ведь Джерри сказал: целься в Луну…

Холли решила пока не думать об этом. Недавно звонила Дениз, вне себя от счастья, целый час болтала о свадьбе — какое выбрать платье, какие купить цветы, где устроить торжество… Она, казалось, даже не заметила, что они неделю не разговаривали, с того самого ужина. Она была совершенно не в себе — перескакивала с одного на другое, ни одной фразы не могла довести до конца, а уж на то, что отвечала Холли, вообще не обращала никакого внимания. Холли оставалось только вовремя поддакивать, делая вид, что все это ужасно интересно. Единственное, что она вынесла из разговора, — известие о том, что на январь уже запланирована свадьба. Холли удивилась такой спешке, ведь Дениз и Том и встречались-то не больше пяти месяцев. Хотя они правы, конечно. Зачем тянуть, если они уверены в том, что любят друг друга? Нет смысла зря терять время.

А Шэрон уже несколько дней не звонила. Нужно было самой позвонить, ведь Шэрон наверняка нужна поддержка, у нее сейчас трудный период. Холи понимала это, но никак не могла собраться. Видимо, она все же слишком завистлива и эгоистична, чтобы быть хорошей подругой. Хотя сейчас ей нужно быть эгоисткой просто для того, чтобы выжить. УШэрон и Джона будет ребенок… Друзья всегда считали, что первый ребенок появится у них с Джерри. А Шэрон всегда рассказывала, как ненавидит детей… Нет, Холли еще не готова звонить Шэрон.

Стало прохладно. Холли зашла в дом и налила себе еще вина. В ближайшие дни ей оставалось только ждать собеседований и молиться, чтобы все прошло успешно. Она вошла в гостиную, включила их с Джерри любимую пластинку и забралась с ногами на диван. Закрыв глаза, она вспоминала, как они с Джерри танцевали в этой самой гостиной под эту самую музыку.

Па следующий день ее разбудил звук подъезжающего автомобиля. Она выскочила из постели, натянула футболку Джерри и бросилась вниз по лестнице. Видимо, это механик пригнал из ремонта ее машину. Однако, выглянув в окно, она увидела Ричарда. Она быстро отпрянула, надеясь, что он ее не заметил. У нее не было никакого настроения разговаривать с братом. В дверь позвонили. Нельзя, конечно, так себя вести, но она не могла заставить себя впустить его. У неё и новостей-то особых нет, в жизни за последнее время ровным счетом ничего не изменилось, а целый час поддерживать разговор ни о чем было выше ее сил.

Послышались удаляющиеся шаги, хлопнула Дверца машины, и Холли вздохнула с облегчением.

Она забралась в душ, включила теплую воду и снова погрузилась в мечты. Через двадцать минут, проснувшаяся и посвежевшая, она спускалась вниз по лестнице, и тут до нее донесся странный звук. Она прислушалась, пытаясь понять, что происходит. Больше всего это было похоже на стук лопаты, раскапывающей землю. Холли ахнула. Похоже, садовник наконец вернулся в се сад! Она стояла не шевелясь, лихорадочно соображая, что же делать дальше. Несколько месяцев она ждала этого момента, но сейчас стало страшно, что она опять ошибется и напугает кого-нибудь, как тогда — несчастного маленького мальчика.

Бесшумно прокравшись в гостиную, она выглянула в окно и изумленно отметила, что машина Ричарда по-прежнему стоит на том же месте. Но самым удивительным было не это: она увидела и самого Ричарда — он стоял на четвереньках в ее саду, с маленькой лопаткой в руках, высаживая цветы. Она прислонилась к стене, раздумывая, как поступить, и тут к дому подъехала еще одна машина. Вот это уже точно должен быть механик. Открывать ему дверь или нет? Странно, конечно, что Ричард ухаживает за ее садом втайне от нее, но раз он так хочет, она не станет его разоблачать… пока не станет.

Приняв такое решение, Холли не придумала ничего лучше, чем спрятаться за диван. Механик подошел к двери, и Холли вдруг сообразила, насколько глупо она сейчас выглядит. Раздался звонок. Холли захихикала и втиснулась подальше за диван, предположив, что механик сейчас будет заглядывать в окно. У нее колотилось сердце, словно она делала что-то противозаконное, и очень хотелось рассмеяться. Совсем как в детстве. Она никогда не умела прятаться; каждый раз, когда кто-то приближался к ее убежищу, на нее нападал истерический смех, так что ее немедленно находили, и ей приходилось водить самой. Hу, ничего, сегодня она искупила все свои детские неудачи — ведь ей удалось обдурить двух взрослых мужчин одновременно. Давясь смехом, она прислонилась к стене. Механик бросил ключи от машины в почтовый ящик и ушел.

Через несколько минут она высунула голову из-за дивана, проверяя обстановку. Все было спокойно. Она вылезла наружу отряхивая пыль с одежды. Пожалуй, она уже несколько старовата для подобных игр. За окном Ричард собирал свои инструменты. Холли пришла в голову забавная мысль. Она быстро натянула спортивный костюм и бесшумно забрала из ящика ключи от машины.

Почему бы не продолжить эту игру? Все равно больше заняться печем. Как только Ричард выехал на дорогу, она выскочила из дома и запрыгнула в машину. Интересно будет последить, куда теперь отправится этот гном.

Холли старалась держаться натри машины позади него, как это делают в кино, и периодически пригибала голову к рулю. Он остановился у газетного киоска. Холли тоже притормозила, надела темные очки, кепку и погрузилась в чтение «Араб лидер». Взглянув на себя в зеркало, она вновь захихикала. Более подозрительный образ сложно было придумать. Ричард перешел дорогу и зашел в «Сладкую ложку», вызвав у Холли разочарованный вздох. Она ожидала более захватывающего поворота.

Несколько минут она раздумывала над новым планом, и тут стук в окошко заставил ее подпрыгнуть. Стучал дорожный инспектор.

— Здесь нельзя ставить машину, — строго сказал он и указал на стоянку невдалеке. Холли улыбнулась ему, мысленно выругавшись. У Кэши и Лэйси[5]наверняка никогда не было таких проблем.

Ребяческий задор пропал. Холли сняла темные очки и кепку и бросила их на заднее сиденье. Хватит дурачиться.

Она перешла дорогу, вошла в кафе и поискала брата глазами. Он сидел спиной к ней над чашкой чая и читал газету. Она е улыбкой похлопала его по плечу:

— Господи, Ричард! Ты что, на работу вообще исходишь?

Он подскочил от неожиданности. Она хотела сказать что-то еще, но осеклась. Его плечи дрожали, и на щеках блестели слезы.

Глава тридцать третья

Холли придвинула стул и села рядом с ним. Что могло случиться? Она что-то не то сказала? Холли с беспокойством смотрела ему в лицо, не зная, что сказать. Никогда она не видела брата в таком состоянии.

— Ричард, что случилось? — неловко спросила она, тронув его за руку. Жест получился совершенно неестественный, словно она боялась дотрагиваться до него.

Ричард молчал.

Пухлая официантка, на этот раз в канареечно-желтом переднике, неслышно подошла к столику и поставила перед ними коробку салфеток.

— Возьми. — Холли протянула Ричарду салфетку. Он вытер глаза и высморкался, громко, по-мужски. Звук получился настолько неожиданный, что Холли еле сдержала улыбку.

— Прости, — пробормотал Ричард, пряча глаза.

— Ну что ты! — Она снова взяла его за руку, и на этот раз получилось более естественно. — Ничего страшного. Я сама в последнее время то и дело плачу.

Он попытался улыбнуться.

— Вес разваливается па куски, Холли, — с тоской сказал он, вытирая салфеткой покатившуюся слезу.

— О чем ты? — Она была потрясена до глубины души. Ее брат казался совершенно другим человеком. А может быть, она просто никогда не видела, какой он на самом деле. За последние несколько месяцев она открыла в нем столько нового, что не знала, чего ожидать дальше.

Ричард вздохнул и глотнул чаю. Холли жестом попросила принести и ей чашку.

— Знаешь, Ричард, я недавно обнаружила, что если с кем-то поделиться своими проблемами, становится легче, — осторожно заговорила Холли. — Для меня это было настоящим откровением. Я несколько месяцев держала все в себе, думая, что смогу вынести что угодно. — Она мягко улыбнулась ему: — Расскажи мне, что случилось.

Он опустил глаза.

— Если хочешь, я даже не буду ничего советовать, просто выслушаю тебя. Это останется между нами.

Он взглянул на Холли, а затем перевел взгляд на солонку в центре стола и, обращаясь к ней, произнес:

— Меня уволили.

Холли молчала, ожидая, что он скажет что-то еще. Через некоторое время Ричард поднял на нее взгляд.

— Это не так уж и страшно, Ричард. — Она улыбнулась. — Я знаю, что ты любил свою работу, но ты можешь найти другую. Меня, например, постоянно увольняли, если это может тебя утешить…

— Меня уволили еще в апреле, Холли, — нетерпеливо перебил он. — А сейчас уже сентябрь. И я не могу ничего найти… ничего по своей специальности… — Он отвернулся.

— О… — Холли не знала, что на это сказать. Помолчав, она заговорила снова: — Но ведь Мередит работает, так что у тебя все равно есть какие-то деньги. Просто не торопись, поищи работу по душе… Я знаю, сейчас тебе сложно, но…

— Мередит ушла от меня, — еле слышно сказал он.

Холли всплеснула руками. Бедняга Ричард. Ей самой никогда не нравилась эта ведьма, но Ричард ее просто боготворил.

— А дети? — осторожно спросила она.

— Они остались с ней. — Его голос задрожал.

— О, Ричард, мне так жаль. — Она сжала ладони. Обнять его сейчас? Или, наоборот, не трогать?

— Мне тоже жаль, — проговорил он с тоской в голосе и опять уставился на солонку.

— Ты не виноват, Ричард, не вини себя. — Она не знала, что еще сказать.

— Я не виноват? — дрожащим голосом переспросил он. — Она сказала мне, что я жалкий человек, не способный даже позаботиться о своей семье…

— Не слушай ты эту стерву! Ты прекрасный отец и верный муж, — твердо сказала она, действительно веря в то, что говорит. — Тимми и Эмили очень любят тебя, потому что ты фантастический отец, так что забудь о том, что наговорила эта сумасшедшая. — Она обняла его, чувствуя, как он дрожит. Она ужасно разозлилась на Мередит, ей хотелось просто надавать ей оплеух. То есть ей и раньше этого хотелось, но теперь на то были веские причины.

Ричард немного успокоился, высвободился из ее объятий и прижал к лицу салфетку. У Холли сжалось сердце. Он всегда хотел быть безупречным, создать идеальную семью, свой собственный идеальный мир, и ничего у него не вышло. Это, должно быть, ужасно тяжело.

— А где ты живешь? — Она вдруг сообразила, что он уже несколько месяцев не живет дома.

— В мотеле недалеко от твоего дома. Хозяева — очень милые люди. — Он отпил еще чаю. Да, от тебя уходит жена, и ты наливаешь себе чашку чая…

— Ричард, ты не должен оставаться там, — возразила Холли. — Почему ты никому ничего не сказал?

— Потому что думал, что мы помиримся, но… но она уже сделала свой выбор.

Холли очень хотелось пригласить его пожить у нее, но она не могла. У нее слишком много своих проблем. Ричард должен это понять.

— А родители? — спросила она. — Они будут рады помочь тебе.

Ричард покачал головой:

— Нет. Там Киара и еще Деклан, я не хочу сидеть у них на голове. Я же взрослый человек.

— Ричард, не глупи, — возразила она. — Там есть свободная комната, в которой ты жил раньше. Я уверена, что ты вполне можешь снова поселиться в ней. — Она пыталась убедить его. — Я сама ночевала там пару дней назад!

Он поднял на нее глаза.

— И нет ничего страшного в том, чтобы иногда возвращаться в дом, где ты вырос. Там же душа отдыхает. — Она ободряюще улыбнулась ему.

Он начал сомневаться:

— Да?… Ну не знаю. По-моему, идея не очень хорошая, Холли.

— Если тебя беспокоит Киара, то она через пару недель улетает обратно в Австралию вместе со своим другом, так что в доме станет… потише.

Похоже, это известие его немного обрадовало. Холли улыбнулась:

— Ну что? Давай, идея отличная, и тебе не придется выбрасывать деньги, оплачивая эту дыру, какими бы чудесными ни были ее хозяева.

Ричард было воодушевился, но затем снова скис:

— Я не могу просить об этом родителей, Холли. Я… я не знаю, что им сказать.

— Я пойду о тобой, — уверенно заявила она. — И поговорю с ними. Честно, Ричард, я уверена, что они с удовольствием примут тебя. Ты же их сын, они тебя любят. Мы все тебя любим, — добавила она, сжав его руку.

— Хорошо, — наконец сдался он.

— Кстати, Ричард, спасибо тебе за сад. — Она улыбнулась и поцеловала его в щеку.

— Откуда ты знаешь? — изумился он. Она улыбнулась:

— У тебя настоящий талант. Я заплачу тебе за твой труд все до последнего пенни. Как только на работу устроюсь.

Они сели в машины и отправились в Портмарнок, в дом, в котором когда-то выросли.

Несколько дней спустя Холли критически рассматривала себя в зеркале в туалете. Она пришла на свое первое собеседование. Ей пришлось купить для этого новый костюм — она слишком похудела, чтобы надеть что-то из старого. Сейчас она выглядела просто великолепно — косном был черный в тонкую розовую полоску, под пиджак она надела розовую блузку в тон. Она уже сама ощущала себя крутой бизнес-леди. Осталось только убедить в этом всех остальных. Она подкрасила губы, поправила волосы, вздохнула и вернулась в приемную.

Опустившись в кресло, она принялась рассматривать других претендентов. Все они были намного моложе ее, и у каждого на коленях лежала толстая папка. Она испуганно оглядела зал… да, у всех без исключения были такие папки. Она подошла к секретарю.

— Простите, — смущенно обратилась к ней Холли.

Девушка подняла голову и улыбнулась:

— Да?

— Вы знаете, я вышла на минутку и, кажется, пропустила момент, когда раздавали папки. — Холли вежливо улыбнулась.

Девушка не поняла, о чем речь:

— Простите, какие пайки?

Холли обернулась и указала на папки, лежащие на коленях у всех присутствующих.

Секретарь улыбнулась и жестом поманила ее к себе.

Холли заправила волосы за ухо и подвинулась ближе:

— Да?

— Они просто принесли с собой портфолио, — еле слышно прошептала секретарь, стараясь, чтобы никто не услышал.

Холли замерла:

— Ага… А мне тоже нужно было принести?

— А у вас оно есть? — спросила девушка, глядя на нее с дружелюбной улыбкой.

Холли растерянно покачала головой.

— Ну, тогда не волнуйтесь. Это не обязательно, люди приносят это с собой, чтобы пустить пыль в глаза, — прошептала она, и Холли облегченно улыбнулась.

Она вернулась на место, все еще нервничая. Ей никто ничего не сказал про какие-то дурацкие портфолио. Почему она никогда ни о чем не знает? Она нервно поерзала в кресле, оглядываясь по сторонам. Офис был очень уютным, из огромных окон лилось много света, высокие потолки создавали ощущение пространства. Здесь можно было просидеть целый день. Холли так расслабилась, изучая обстановку, что у нее даже не екнуло сердце, когда прозвучало ее имя. Она не спеша встала и направилась к двери. Секретарша подмигнула ей. Холли улыбнулась. Почему-то она уже чувствовала себя здесь как дома. Она остановилась перед дверью и глубоко вздохнула.

Дата добавления: 2015-11-05; просмотров: 4 | Нарушение авторских прав


2408134977520681.html
2408199374432757.html
    PR.RU™